почитать
arafelka
Андрей Волос стал лауреатом литературной премии "Русский Букер" за произведение "Возвращение в Панджруд", писатель получит 1,5 млн руб. В шорт-лист премии этого года вошли "Лавр" Евгения Водолазкина, "Бета-самец" Дениса Гуцко, "Харбинские мотыльки"Андрея Иванова, "Дознаватель" Маргариты Хемлин, "У подножия необъятного мира"Владимира Шапко

(no subject)
arafelka
слайды на фоторамки

(no subject)
arafelka
Поискала саму себя (arafelka) в инете- стока всего, какие-то диваны забираю, о машинах договариваюсь, сцены украшаю видеокассетами, битвы войск обсуждаю... Вот фиг знает, какой образ меня у меня сложился бы, если бы я была не я, а была бы службой безопасности,  и саму себя искала.

север таиланда, горы
arafelka
На 6 дней:
Чиангмай - Чиангдау (на машине, гейзеры, пещеры, Чай Пракан - ? ночевка), 1д.
Чиангдау - Чианграй (сплав на лодке), 1д.
Зол.Тр-к, Донгсау (Лаос), Мэ Сай, Такилек (Мьянма), горцы (палонги, мэу, падонги, акха, мусы, ико...) - Чиангмай (машиной), 1д.
Чиангмай - Дой Интханон - Мэ Сариан - Мэ Хонг Сон (машина), 1д.
Мэ Хонг Сон - Пай (машина), 1д.
Пай - Чиангмай (Дой Сутхеп, Дой Пуй, резиденция Пху Пхинг), 1д.

(no subject)
arafelka
засмотрелась на средневековые гравюры, нашла в википедии данные, переведены яндекс-переводчиком.

Splendor Solis

Материал из Википедии-свободной энциклопедии



Это примерно то алхимической работы. За звучание альбома, см. Splendor Solis (альбом).


Artistampалхимические процесс флягу рисованной и вдохновленный тарелка 16"Splendor Solisпо Salomon Trismosin

Splendor Solis ("Великолепие Солнца")-известный красочные алхимический рукопись. Самая ранняя версия, написанная в Центральной Германии, выпущенного 1532-1535 и расположен на Кабинете Гравюр Берлин в Государственные Музеи в Берлин. Она горит на пергаменте, с декоративные рамки, как книга часов, прекрасно рисовал и повышенного с золотом. Позже копий в Лондон, Кассель, Париж и Нюрнберг одинаково хорошо. Во всех двадцати экземпляров существуют в мире.

Оригинал Splendor Solis которые содержали семь глав появился в Аугсбург. В миниатюрах работы Альбрехт Dürer, Ганс Гольбейн и Лукас Кранах были использованы. Автор рукописи считался легендарный Salomon Trismosin, якобы, преподаватель Парацельс. Сама работа состоит из последовательности 22 сложные изображения, установите в декоративных границ и ниши. Символический процесс демонстрирует классический алхимической смерть и возрождение короля, и включает серию из семи колбы, каждый из которых связан с одной из планет. Внутри колбы процесс показано, связанных с преобразованием птиц и животных, символов на Король и королева, белый и красный настойка. Хотя стиль Splendor Solis озарения указывают на более раннюю дату, они довольно четко 16-го века.

[редактировать]Харлей 3469 Splendor Solis

Splendor Solis, "Харлей " г-жа 3469, ff. 17v, 18r.

Эта система освещения рукопись Splendor Solis текст считается наиболее великолепный трактат по алхимии, когда-либо сделал. Кодекса, от 1582 году, расположен в Британская Библиотека, в Лондон, с полкой марки Harley MS 3469. По словам историка искусства Jörg Völlnagel, “ Splendor Solis отнюдь не механическая лаборатория, своего рода книга рецептов для алхимиков. Скорее, Splendor Solis устанавливает философии алхимии, мировоззрение, согласно которому человек (алхимик) существует и действует в гармонии с природой, уважая божественного творения и в то же время вмешательство в процесс, лежащий в основе этого творения, все время поддерживая ее роста с помощью алхимии”1.

Что касается содержания, алхимии, историк Томас Hofmeier комментарии, что “Splendor Solis это квинтэссенция, предшествующего florilegia, которые, в свою очередь, являются дистиллятов раньше, работает по-прежнему." Тот же автор отмечает, что, “великолепная рукописи Splendor Solis - венец любого комплексного алхимической библиотека, или так историк алхимии воображает. Стояли и лежали на полках и шкафах все вокруг-труды великих алхимиков, накопленный в течение жизни. Но в середине на кафедру возглавляет Splendor Solis, вершина алхимические знания”.2

Какой бы ни была причина, Splendor Solis стал классическим иллюстрированная рукопись в области алхимии. Многие из тех, кто корпел над ней, в том числе ученые, такие, как Уильям Батлер Йейтс, Джеймс Джойс и Умберто Эко. Объем функций, 22 больших картин, окруженный цветочными или животного мотивы, принадлежащих к Северо-Европейском стиле Ренессанс миниатюре. Как контекст и содержание самой книги, все иллюстрации непроницаемы и трудно понять. Особого внимания заслуживают стеклянные колбы изображен в шикарной живописи в центре, в окружении городских и сельских сцен, типичные для позднего средневековья Германия под небесной изображение языческого Бога, который предоставляет целую страницу с единство и смысл.

Что касается истории кодекса себя, Барон Böttger, известный фармацевт и великий адепт алхимии, который изобрел метод изготовления фарфора был, видимо, одним из его владельцев в 17 веке. Затем он вступил в частной библиотеке харлеев, мощный семье аристократов, чьи рукописи, коллекции впоследствии была приобретена британская Библиотека для теперь смехотворные суммы в 10 000 фунтов. Splendor Solis теперь считается одним из Британский Музей’s наиболее ценные сокровища.

В 2010 году, испанский, издательский дом М. Moleiro Редактор вывел первый и единственный факсимильное издание Splendor Solis, издание ограничено до 987 копии с компаньоном объем, включающая исследование, в котором Jörg Völlnagel демонстрирует в первый раз, что атрибуции текста в Salomon Trismosin, мастер Парацельс, неверно. Исследование также включает в себя первый достоверный перевод текста рукописи, Joscelyn Годвин.


Оккультная Германия
arafelka
Отправлю несколько ссылок, рассказывающих об эзотерических взглядах идеологов Третьего Рейха. Сразу выскажу свою позицию: простой советский старшина из колхоза, который до этого сажал картошку и ездил на тракторе, а сейчас взял винтовку в руки и отправился защищать Родину от фашистов, мне гораздо милее германского оккультиста, чахнущего над тоннами оккультной литературы в тайных подвалах баварских замков.
При этом, нельзя отрицать, что фрицы проделали значительную работу, связанную с лично мне интересной оккультной тематикой, даже напали в самую короткую ночь года, считающуюся мистической в традициях многих народов, и все такое прочее. При создании и обосновании Рейха было поднято (и использовано?) огромное количество тайных знаний, как в магическом, так и в практическом смыслах. Аненербе и Общество Туле. Генетические опыты и исследование возможностей психики. Вагнер и Братья Гримм. Левитация и гравитация. Вклад германской верхушки в изучение мистики трудно переоценить.
Собственно, его пока и просто оценить трудно, потому что знаем мы о нем не так много. Вот поэтому и ссылки отправляю, может, направят на что интересное:

1. http://rockzlodej88.blogspot.ru/2013/01/blog-post_7848.html - в целом о структуре

2. http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%E1%F9%E5%F1%F2%E2%EE_%D2%F3%EB%E5 - википедия об Обществе Туле

3. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B5%D0%B1%D0%BE%D1%82%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D1%80%D1%84,_%D0%A0%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%84_%D1%84%D0%BE%D0%BD - Зеботтендорф, оккультист

4. http://anomaliy.ru/theme/290 Третий Рейх в поисках Шамбалы

5. http://www.plam.ru/hist/tretii_reih_pod_znamenem_okkultizma/p4.php оккультные ордена Германии

(no subject)
arafelka
Ты знаешь домового. А хозяйку знаешь? Жену садовника? Она была начитанна, знала наизусть много стихов и даже бойко сочиняла их сама. Вот только рифмы — «спайки», как она их называла, давались ей не без труда. Да, у нее был и писательский талант и ораторский; она могла бы быть хоть пастором, по крайней мере — пасторшею!

— Как хороша земля в воскресном уборе! — сказала она и поспешила облечь эту мысль в стихи со «спайками», очень красивые и длинные.

Семинарист, господин Киссеруп — имя тут, впрочем, ни при чем, — сын сестры садовника, гостивший у них, услышал стихи хозяйки и заявил, что они очень, очень хороши!

— Да, на вас лежит печать гения, сударыня! — прибавил он.

— Экий вздор! — сказал садовник. — Не вбивайте ей ничего такого в голову! Женщина прежде всего должна обладать наружностью, приличною наружностью, и дело ее — смотреть за тем, чтобы каша в горшке не прикипела да не подгорела!

— Пригар я очищу древесным углем! — ответила жена: — А накипь на душе у тебя сниму поцелуем! Подумаешь, право, что у тебя на уме одна капуста да картофель, а ты ведь любишь и цветы! — И она поцеловала его. — Цветы — это и есть поэзия! — прибавила она.

— Смотри за кашей! — повторил он и ушел в сад: у него была своя каша, за которою следовало смотреть.

А семинарист остался сидеть с хозяйкой. Ее слова: «Как хороша земля!» — он развил в целую проповедь в своем духе:

— Земля прекрасна; «наследуйте землю», — было сказано людям, и они стали господами на земле. Один добился этого благодаря своим духовным дарованиям, другой — физическим; один был пущен в свет вопросительно-восклицательным знаком, другой — многоточием, так что невольно спрашиваешь: зачем он, в сущности, явился? Один становится епископом, другой остается бедным семинаристом, но все на свете устроено одинаково премудро. Земля прекрасна и всегда в праздничном уборе! Это стихотворение пробуждает столько дум, сударыня! Оно полно чувства и знания географии.

— На вас тоже лежит печать гения! — заметила хозяйка. — Уверяю вас! Беседуя с вами, начинаешь ясно понимать себя!

И они продолжали беседу в том же прекрасном, возвышенном духе. А в кухне тоже кто-то вел беседу — домовой! Домовой в сером балахоне и красненькой шапочке. Ты знаешь его! Он был в кухне, обозревал там горшки. Он тоже говорил, но его никто не слушал, кроме большого черного кота — «сливкокрада», как величала его хозяйка.

А на нее домовой был очень сердит, — он знал, что она не верит в его существование. Правда, она и не видала его никогда, но все же была, кажется, достаточно просвещена, чтобы знать о его существовании и оказывать ему хоть некоторое внимание. Ей вот небось не приходило на ум угостить его в сочельник хоть ложкой каши! А ее получали все его предки, даром что хозяйки их были совсем неученые! И какую кашу! Она так и плавала в масле и в сливках!

У кота даже слюнки потекли при одном упоминании о сливках.

— Она называет меня «понятием»! — говорил домовой. — Ну, это выше всех моих понятий. Она прямо-таки отрицает мое существование. Я уж раз подслушал ее речи и теперь опять хочу пойти подслушивать. Ишь, сидит и шушукается там с этим семинаристом! А я повторю за хозяином: «Смотри лучше за кашей!» Но она и не думает об этом. Постой же, я заставлю кашу кипеть, да так, что она поползет через край! — И домовой раздул огонь. У! Как зашипело, загорелось! Каша так и побежала из горшка. — А теперь пойду и понаделаю дыр в чулках хозяина! — продолжал он. — Больших дыр и в пятках и в носках. Будет ей тогда чем заняться, если останется досуг от рифмоплетства! Штопай-ка лучше мужнины чулки, сударыня поэтесса!

Кот в ответ на это чихнул; он простудился, хоть и ходил в шубе.

— Я открыл дверь в кладовую! — сказал домовой. — Там стоят кипяченые сливки, густые, что твой кисель! Хочешь вылакать? Не то я сам вылакаю!

— Нет, уж коли терпеть побои, так было бы за что! Я вылакаю! — ответил кот.

— Потешь язычок, а потом тебе почешут спинку! — сказал домовой. — Теперь я пойду в комнату семинариста, повешу его подтяжки на зеркало, а носки суну в умывальный таз с водою, — пусть думает, что пунш был чересчур крепок и что у него в голове шумело. Сегодня ночью я сидел на дровах возле собачьей конуры. Мне ужасно нравится дразнить цепную собаку, я и давай болтать ногами. Собака, как ни прыгала, не могла достать до них, злилась и лаяла. А я-то себе болтаю да болтаю ногами! То-то потеха была! Семинарист проснулся от шума, три раза вставал с постели и смотрел в окно, но меня-то уж ему не увидать, даром что в очках. Он и спит в них!

— Ты мяукни, когда хозяйка придет! — сказал кот. — А то я не услышу — у меня сегодня уши болят.

— Язычок у тебя болит, вот что! Ну, лакай — выздоравливай скорее! Только оботри рыльце, а то сливки с усов капают. Ну, а теперь я пойду подслушивать.

И домовой подкрался к двери, а дверь-то стояла полуотворенною. В комнате не было никого, кроме хозяйки и семинариста. Они говорили о том, что семинарист так прекрасно называл «печатью гения» и ставил выше всяких горшков и каш в любом хозяйстве.

— Господин Киссеруп! — начала хозяйка. — Я хочу воспользоваться случаем, показать вам что-то, чего еще не показывала ни единой живой душе, особенно мужчине, — мои маленькие стишки. Некоторые из них, впрочем, несколько длинноваты! Я назвала их «Спайки дщери Дании»; я, знаете, люблю больше старинные слова.

— Так и подобает! — сказал семинарист. — Немецкие же слова следует совсем изгнать из датского языка.

— Вот, я так и делаю! Я никогда не говорю «бутерброд» или «фефферкухен», а всегда «хлеб с маслом» и «пряники».

И она вынула из ящика стола тетрадь в светло-зеленой обложке, на которой красовались две кляксы.

— В этой тетрадке очень много серьезного! — сказала она. — Меня все больше тянет к печальному. Вот «Ночные вздохи», «Моя вечерняя заря», вот «Наконец я твоя, мой Клеменсен!» Это стихотворение посвящено моему мужу, но его можно пропустить, хотя оно и очень прочувствовано и продумано. Вот «Обязанности хозяйки» — это лучшая вещь! Но все стихи грустны — в этом моя сила. Тут есть только одна вещь в шутливом духе. Я излила в ней свои веселые мысли — находят на человека и такие — мысли о... Да вы не смейтесь надо мною! Мысли о положении поэтессы! До сих пор об этом знала только я да мой ящик, а теперь узнаете вот вы. Я люблю поэзию, и на меня часто находит поэтическое настроение. В такие минуты я сама не своя. Все это я и высказала в «Крошке домовом»! Вы ведь знаете старинное народное поверье о домашнем духе, который вечно проказит в доме? И вот я изобразила себя домом, а поэзию, волнующее меня поэтическое настроение — домовым. Я воспела могущество и величие «Крошки домового»! Но вы должны дать мне слово никогда не проговориться об этом моему мужу или кому бы то ни было. Читайте вслух — я хочу видеть, разбираете ли вы мой почерк!

И семинарист читал, а хозяйка слушала; слушал и домовой. Он ведь, как ты знаешь, собирался подслушивать и подошел как раз в ту минуту, когда прочли заглавие «Крошка домовой».

— Э, да речь-то идет обо мне! — сказал он. — Что она могла написать про меня? Постой же, дойму я тебя! Буду воровать у тебя яйца, цыплят, выгонять жир из теленка! Вот что, сударыня хозяюшка! Скажите, пожалуйста!

И он навострил уши. Но вот он слышит о величии и могуществе домового, о его власти над хозяйкой, — она ведь подразумевала под домовым поэтическое настроение, но домовой понял все это буквально — и лицо его стало расплываться в улыбку, глазки заблестели от удовольствия, губы сложились в важную мину; он даже невольно привстал на цыпочки и вырос на целый вершок! Ах, он был в таком восторге от всего сказанного о «Крошке домовом»!

— А в хозяйке-то и впрямь сидит гений! И как она образованна! Я был ужасно несправедлив к ней! Она поместила меня в свои «спайки»; их напечатают и прочтут!.. Ну, уж полно теперь коту лакать хозяйкины сливки — я сам буду лакать их! Один все же выпьет меньше, чем двое, вот и экономия! Я и буду теперь соблюдать ее, буду почитать и уважать хозяйку!

«Сколько, однако, в нем человеческого! — подумал старый кот. — Стоило хозяйке польстивее мяукнуть ему, и он сейчас запел на иной лад! Хитра она, хозяйка-то!»

Но она вовсе не была хитра; хитер-то был домовой — в нем было много человеческого!

Если ты не понимаешь этой истории, то попроси объяснения — только не у домового, да и не у хозяйки.

(no subject)
arafelka
Ты нарвешь этой крапивы, хотя твои руки покроются волдырями от ожогов. Потом разомнешь ее ногами, получится волокно. Из него ты сплетешь одиннадцать рубашек-панцирей с длинными рукавами и набросишь их на лебедей. Тогда колдовство развеется. Но помни, что с той минуты, как ты начнешь работу, и до тех пор, пока не окончишь, пусть даже она растянется на годы, ты не должна говорить ни слова. Первое же слово, которое сорвется у тебя с языка, как смертоносный кинжал пронзит сердца твоих братьев. Их жизнь и смерть будут в твоих руках. Запомни все это!"

И фея коснулась ее руки крапивой. Элиза почувствовала боль, как от ожога, и проснулась. Уже рассвело, и рядом с нею лежала крапива, точь-в-точь как та, что она видела во сне. Элиза вышла из пещеры и принялась за работу.

(no subject)
arafelka
А еще паранойя не дремлет, притаилась и выглядывает.

"Накануне министр связи и информации Венесуэлы Эрнесто Вильегас сообщил об окончательном решении властей отказаться от идеи бальзамирования тела Чавеса после консультаций с группой российских специалистов. (с) РИА Новости

Что эта новость означает НА САМОМ ДЕЛЕ? =)
У меня несколько вариантов:

1. стратегическое ядерное оружие, размещенное в Венесуэле, от размещения которого сначала хотели отказаться, после консультаций с группой российских специалистов было решено все же оставить

2. накануне министр связи и информации Венесуэлы Эрнесто Вильегас сообщил об окончательном решении властей отказаться от идеи от идеи списания крупного денежного долга после консультаций с группой российских специалистов

3. уже 21 век на дворе, можно создавать живые клоны людей, поэтому накануне министр связи и информации Венесуэлы Эрнесто Вильегас сообщил об окончательном решении властей отказаться от идеи бальзамирования тела Чавеса после консультаций с группой российских специалистов.

friends
arafelka
Оригинал взят у shattenbereich в friends

The pet fawn of Brad Curry of Galesburg, Michigan, watches him depart from home every morning on his schoolbus, 1960


?

Log in